361.94 431.00 5.40
+7 (7172) 757 485 24kz@khabar.kz
РУС

Когда работа больше, чем работа...

  • 2378
Когда работа больше, чем работа...

Когда говорят слово «спасатели», многие представляют перед глазами огромных, сильных мужчин в форме, которые помогают людям во время чрезвычайных ситуации и т.д.

Но не нужно забывать, что в этой сфере трудится и прекрасная половина человечества. В сегодняшнем праздничном фоторепортаже мы хотим познакомить вас ближе с работой «спасительницы душ» в переломных моментах нашей жизни, в катастрофических ситуациях – о важной работе психолога «Центра медицины катастроф». На наши вопросы ответила руководитель отдела по оказанию экстренной психологической помощи ГУ «Центр медицины катастроф» КЧС МВД РК Вовк Анна Юрьевна.

- Анна Юрьевна, расскажите, в чем особенность работы центра?

- «Центр медицины катастроф» был создан с целью оказания экстренной психологической помощи пострадавшим при чрезвычайных ситуациях и для сопровождения личного состава. Наша задача заключается в том, чтобы наши специалисты были всегда подготовлены для различного рода ЧС, чтобы они при исполнении могли оперативно и слаженно сработать, не отвлекаясь на личные проблемы или на какие-то особенности, которые могут повлиять на выполнение задания. Когда не бывает вызовов мы, психологи центра, работаем с личным составом и проводим различные процедуры.

- Насколько отличается работа психолога экстренной помощи от обычного кабинетного психолога?

- Нужно сказать, что психоэмоциональная нагрузка у психолога экстремального профиля в 6-8 раз больше. Особенность нашей работы заключается в том, что мы контактируем с людьми, которые находятся в состоянии острого стресса. Обычно, когда люди попадают в чрезвычайные ситуации, они теряют контроль над собой. В таких ситуациях психологи «Центра медицины катастроф» оказывают максимальную помощь, чтобы снизить риск психоэмоционального осложнения у пострадавших. Ведь при острых реакциях человек способен на аффективные действия, что является самым большим риском. Бывают ситуации крайне тяжелые даже для самих психологов, медиков.

Также важно дать возможность человеку самостоятельно пережить тот или иной стресс, но при этом важно не перейти грань, тогда мы и должны делать свою работу.

- Как, будучи в шоковом состоянии, люди реагируют на ситуацию и на помощь со стороны?

- Люди по-разному реагируют на помощь - это и плач, и агрессия, и нецензурная лексика и т.д. Нередки случаи, когда и мы получаем от пострадавших свою долю негативных эмоций. Ведь каждый человек имеет свои особенности, личный опыт, которые дают основание так реагировать. В шоковом состоянии пострадавший может навредить себе или окружающим. Также у некоторых людей во время стрессовых ситуации могут проявляться галлюцинации и бред. То есть человек начинает видеть или слышать то, чего нет.

Самая адаптивная реакция людей на острый стресс – это плач. Именно он считается самой легкой и часто встречающейся реакцией. Мы даем человеку выплакаться, возможность отдохнуть, так как любая реакция на стресс изнашивает организм.

- Почему ваш выбор пал именно на эту сферу? Ведь женщины – эмоциональные создания. Все принимают близко к сердцу.

- Когда смотришь на психологов «Центра медицины катастроф», которые ведут колоссальную работу: непосредственно с личным составом, с травмами, с выездами на места происшествий в любое время суток и любую погоду, просто понимаешь, что люди в эту сферу просто так не приходят. Скорее всего, это благородная миссия, благородная цель жизни. То, что помогает держаться на этой работе – это любовь к людям, любовь к профессии. Человеческая благодарность – это выше всех наград. Когда ты говоришь по телефону доверия, и в конце тебе говорят «спасибо, что просто выслушали. Мне действительно не с кем поговорить, меня никто не понимает», когда пострадавшие хватают за руки, обнимают и благодарят – этого не заменят никакие деньги на свете.

- А как вам удается не поддаваться эмоциям? Бывают ли столкновения чувств и профессиональных требований?

- Бывают, однозначно. Когда мы выезжаем на происшествие, как любой сотрудник экстремального профиля, мы не знаем, с чем там столкнемся, что там будет, сколько пострадавших, в каком они состоянии, нужна ли наша работа или нет. Бывает, что испытываешь сильное волнение, особенно, когда некоторое время не было серьезных выездов. Но когда приезжаешь на место происшествия, отключаются все эмоции, и ты понимаешь, что это работа. Здесь психолог - ради работы, и не отвлекаешься на свои эмоции, на свой страх. Мы не можем позволить себе дать слабинку.

- А как сотрудники экстренной помощи снимают стресс, полученный во время серьезных ЧС?

- Мы сами с себя должны снимать определенные стрессовые воздействия. Те, кто не работает над собой, могут получить профессиональное выгорание и, соответственно, потерять интерес к работе. Самое главное, что нельзя делать на вызовах - это «не примерять на себя», если видишь что-то похожее со своей жизнью, будет намного тяжелее. Если ты понимаешь, что чужая боль - это чужая боль, только тогда возможно не травмироваться самой на вызове. В первые годы моей службы были случаи когда после серьезного случая сидишь долгое время, пытаешься собраться с мыслями, обращаешься к коллегам, делишься эмоциями с теми, кто рядом в смене, чтобы выговориться и не оставить это в себе, эти переживания.

В «Центре медицины катастроф» есть специальный кабинет для личного состава, где есть релаксационные аппараты, дающие возможность расслабиться, снять стресс именно без воздействия другого человека. В кабинете проводится индивидуальная работа. Специалисты обязаны проходить такую профилактику, чтобы предотвратить психоэмоциональные нарушения в своей работе.

- Расскажите как нужно поддержать другого человека до приезда специалистов, психологов? Как правильно это сделать, чтобы не усугубить ситуацию?

- Очень хороший вопрос. Это называется допсихологическая помощь, то, что человек может сделать ради того, чтобы помочь другому. Во-первых, если человек осознает что он не может справиться, лучше этого не делать. Так как он может навредить пострадавшему, по незнанию применив какие-то техники или разговаривая не в той форме. Если человек считает, что он способен помочь, если он знает, как это делается, то только тогда нужно приступать. Наша самая главная помощь – это поддержка. Например, во время суицида нельзя провоцировать пострадавшего потому, что есть большая вероятность, что он это и сделает. В такой момент нужно поддержать и понять, что случилось. А если говорить о ЧС, психо-травмирующих событиях, то нужно быть рядом, дать воды. Если человек в агрессии, то не нужно на него обижаться. Так как агрессия тут не на конкретного человека, а является ситуативным явлением. Человек может ругать, материть, но ни в коем случае не реагировать на это, нельзя вступать в перепалку. Нужно принять это как должное и постараться не обижаться на него, а находиться рядом. Поддержка, поддержка и еще раз поддержка. Нужно иметь большое терпение в таких моментах.

- Анна Юрьевна, благодарим вас за содержательные ответы! Мы надеемся, что наше интервью будет полезным для наших читателей. 

А мы напоминаем номера "Телефонов доверия"

Астана - 87172259483

Карагандинская область - 87212565988

Мангистауская область - 87292331699

Восточно-Казахстанская область - 87232542792

График работы с 09:00-18:30 по будням.

 

Беседовала: Даирова Макбал.

Фото: Сабиров Сали и КЧС РК.

Телеканал Хабар 24