loader


Зависимость тенге от рубля. Что дальше?

Центробанк России борется с крепким рублем, сообщает корреспондент «Хабар 24». На неделе он в шестой раз подряд снизил ключевую ставку и таким образом вернул ее на уровень до начала военных действий.

Так, ключевая ставка с 28 февраля упала с 20 до 9,5%. Доллар в течение недели опускался до 57 рублей, евро – до 61 рубля. Рубль сейчас торгуется к доллару на наиболее высоком уровне за последние 4 года. Сильная национальная валюта выгодна для борьбы с инфляцией и импортерам – для них иностранные товары становятся дешевле, однако невыгодна для экспортеров и государственного бюджета.

Главный фактор укрепления рубля сейчас – резкое сокращение импорта и жесткий валютный контроль. В стране полным ходом идет дедолларизация. Так, например, банки вводят отрицательные ставки по валютным счетам. За их обслуживание в инвалюте некоторые банки с июня начнут брать комиссию около 12% годовых.

Марсель Салихов, президент Института энергетики и финансов:

- Если формируются большие валютные депозиты, если граждане и компании имеют свои валютные счета, это значит, банку надо их куда-то размещать, а, к сожалению, сейчас разметить куда-то валюту для банка сложно. Фактически они не могут разместить их за границей в иностранные активы. Они боятся, что они могут быть заморожены или потеряется к ним доступ. По сути, получается, что валюта – это такая горячая картошка, от которой все хотят избавиться, и получается, что банки вводят отрицательные ставки комиссии, чтобы мотивировать клиентов выводить валюту в какие-то иные инструменты.

Как долго будет держаться так называемый сильный рубль, и как это может отразиться на тенге?

Андрей Чеботарев, экономист:

- Это должно ослабить рубль. Сейчас они делают всё, чтобы его ослабить. Поскольку они перекрутили, переукрепили его, и сейчас они стараются сделать всё, чтобы рубль ослаб. Я напомню, что расчетный показатель курса в бюджете России – 70-72 рубля за один доллар. Сейчас у них курс – 56. Это значит, что они тратят намного больше денег на финансирование дефицита бюджета, и это невыгодно, это несет прямые убытки бюджета, их нацфонда. У них он называется Фонд национального благосостояния. И это плохо для экономики. Кроме этого, более низкая ставка преследует роль не допустить глубокой рецессии.

Более низкая ставка делает падение менее глубоким, поскольку экономика может развиваться, используя кредитные средства. Это то, к чему стоит присмотреться нашему Нацбанку. Поскольку у нас рецессии нет и не прогнозируется.

Самое простое, что можно объяснить, к сожалению, наши люди очень сильно визуализируют экономику и курс. Для очень большого количества людей курс равен силе экономике. На самом деле, это не так. И у нас, и в России очень многие по курсу оценивают, насколько хорошо всё в экономике. Поэтому с этой точки зрения с начала военного вторжения для них курс был политическим вопросом. Они приняли очень много валютных ограничений, и в итоге она понеслась очень быстро. Сейчас она несется, укрепляясь так, как они и не думали, что так будет укрепляться. Они потихоньку отпускают ей разные гайки и откручивают то, чтобы хоть как-то ослабить ход этой машины, чтобы как-то рубль стал менее сильным. Потому что это несет большие прямые убытки бюджета.

Валюту, приходящую от продажи очень дорогой нефти и газа, просто некуда девать. Поэтому курс такой сильный. И сейчас и Центробанк России, и минфин России пробуют сделать что-то, чтобы рубль немного ослаб.

По моим прогнозам, это должно остановиться где-то на уровне 65-75 рублей. То есть близко к расчетному показателю бюджета. Работать в текущем валютном режиме, по моим подсчетам, от года до 2-3 лет они могут позволить себе держать рубль на таком неестественно сильном уровне. Но на дальних горизонтах рубль будет слабеть, потому что экономика России сейчас закрывается.

Что будет с тенге? Мы зависим от рубля, и эта связка, она не на уровне Нацбанка или Минфина. Нет никаких людей, которые сидят и связывают валюту друг с другом каким-то стальным тросом. Эта связка на уровне экономик.

У нас, я напомню, из России практически 50% всего нашего импорта. Сейчас, чем дольше длится весь конфликт и закрытие экономики России, на самом деле, это шанс для Казахстана. Мы можем отвязаться от рубля, поскольку часть товаров Россия сама перестала экспортировать. Например, сахар, зерно. Да, мы видим, что у нас из-за этого проблемы. Это для нас вызов обеспечить себя этими товарами. То же самое случилось и с машинами. Мы раньше импортировали машины оттуда. Сейчас мы имеем возможность экспортировать туда. Это шанс для нас развернуть импорт на экспорт. Мы можем наладить у себя производство этих товаров, которые раньше импортировали оттуда и насыщать ими рынок России. Это требует, конечно же, времени, сил и желания.

Материалы по тегу