374,05 425.15 5.62
+7 (7172) 757 485 24kz@khabar.kz
РУС

Интервью. Венсан Кассель

  • 1573

Гость программы - французский актёр, обладатель премии «Сезар» Венсан Кассель.

 

Здравствуйте, Винсент!

 

- Ну, вообще, мое имя на французском звучит немного по-другому. Французы не говорят монотонно, поэтому имя произносится почти на распев. Но... ладно, вы можете называть меня Винсент, я не против.

 

- Я рада приветствовать Вас в Астане и на этом кинофестивале.

 

- И я тоже рад.

 

- У нас совсем немного времени, и, конечно, хочется спросить о фестивале. Что Вы думаете об этом? Удалось посмотреть какие-то работы или еще нет?

 

- Вряд ли я смогу ответить на этот вопрос. Во-первых, я здесь впервые, на этом фестивале у вас. И никаких фильмов я еще не видел. Все что я могу сказать, подобные мероприятия очень важны для любой страны, в том числе и для Казахстана. Они помогают построить и выразить «индивиудальность» страны в сфере киноиндустрии. Хоть я пока ничего и не видел, это хорошо, что вы делаете это.

 

- Вы в этой индустрии столько лет. Насколько я знаю, вы всегда говорите, что Вы больше любите работать, именно делать кино, а не сидеть и обсуждать это. И когда мы говорим о фестивалях, это действительно необходимо?

 

- Когда я думаю о фестивалях, первое, что приходит мне в голову - это фестиваль в Каннах. На самом деле, это дает возможность некоммерческим фильмам увидеть свет, достичь аудитории. Если будут снимать только блокбастеры, фильмы про супергероев и что-то типа фильмов «под попкорн»... Это далеко не то, чем я хотел бы заниматься. Конечно, делать кино на широкую аудиторию нужно, так киноиндустрия выживает, сфера продолжает работать. Но когда в юности я хотел снимать ленты, я думал о Газавельсе, Феллини, я мечтал о таком. О фильмах, которые потрясают до глубины души. Посмотрел один раз и навсегда запомнил. Это как фаст-фуд и еда в хорошем ресторане. Я хочу быть частью чего-то такого, и иногда это получается.

 

- В какой момент Вы понимаете, какой проект стоит участия, а какой нет? Какой будет успешным, а какой провальным? Как Вы решаете, участвовать в нём или нет?

 

- Если это просто коммерческий фильм, это сразу видно. Но в таких фильмах я снимаюсь тоже, чтобы поддерживать вообще свою карьеру и быть в тонусе. Режиссер должен быть очень профессиональным. Сценарий должен быть больше, чем просто обычный сюжет. Когда ты смотришь, и в нем есть стиль, больше чем просто эффекты. Когда я работал с Гаспаром Ульелем, например, мы намеренно снимали то, что могло и не принести много денег, но что выразило бы идеи, которые важны для нас.

 

- Когда-то Вы выступили в качестве режиссера. Нет ли планов вернуться к этому и продолжить?

 

- Я режиссировал видеоклипы, документальные фильмы, короткометражные фильмы. Но сделать действительно особенную ленту, ты должен действительно любить это. Потому что процесс это очень длительный. Для того чтобы просто написать сценарий иногда требуется 2-3 года. А потом все это нужно снять и выпустить. Это чуть ли не пяти-шестилетний срок! Но я - актер. И актер потому, что я люблю быть и действовать в моменте здесь и сейчас. Мне комфортно,  поэтому в этом я - лучший. Так что я лучше сконцентрируюсь на том, что я могу делать. И это актерство.

 

- Вы работали в американской индустрии, работали в европейском кинематографе. Какая разница в работе? И как Вы думаете, почему киноиндустрия в наших регионах не блистает так ярко на мировых экранах?

 

- Давайте сразу определимся, дело вообще не в происхождении, национальности или гражданстве человека. Дело в самом проекте. Я работал в Америке, Бразилии, Канаде и других странах. И все дело в профессионализме людей. Правда, когда ты работаешь в проекте не самой крупной компании и не имеешь нормального бюджета - это становится тяжело, и режиссеры теряют свободу и возможность сделать так, как хотелось бы. Не надо застревать на одном. Свобода и заключается в том, что в этой индустрии ты можешь работать в любой стране, на любом языке и просто кайфовать, делая все это. Не нужно относиться ко всему этому чересчур серьезно.

 

- Получается, что все-таки деньги важны?

 

- Конечно, деньги важны для меня. Но я снимался и бесплатно. Играл в очень хороших фильмах бесплатно и в кассовых, но бессмысленных лентах. Если ты работаешь только ради денег, в конце концов, ты оборачиваешься назад и понимаешь, что делал какое-то дерьмо ради денег. Нужно зарабатывать, но не забывать, что ты на самом деле хочешь делать. Ты не должен потерять себя. Я хочу работать в таких проектах, за которые я буду чувствовать гордость.

 

- У вас потрясающая фильмография, множество совершенно разных ролей.  Но был ли такой фильм, где Вы будто играли самого себя? Когда бы это было очень легко?

 

- Знаете, это всегда ты, это никогда ты. Когда ты играешь, это микс всего, то есть это твой персонаж, это ты, твои страхи, твои мечты. Ты именно та основа, на которой все построено. В 30-х годах был один актер по имени Вижуви и он говорил: «Вложи немного фантазии в свое искусство и просто играй».

 

- Интересно, но такое ощущение, что Вы не ответили на мой вопрос.

 

- Я думаю, я ответил. Но, по-моему, вы просто ничего не поняли.

 

- Каждая ваша  роль - это немного и Вы?

 

- Конечно! Ну как можно себя определить свою индивидуальность? На это уходит вся жизнь! Вы знаете, кто вы? Я до сих пор не знаю, кто я есть, до сих пор копаюсь в себе и открываю что-то для себя. В каждой роли есть немного моего. Но я не гангстер, не насильник и не вор. Я просто актер.

 

- Интернет полон шуток о том, что каждый раз Вам задают одни и те же вопросы про Монику Белуччи. Вы, вероятно, ненавидите это?

 

- Знаете, мы просто опустились до какой-то низкопробной журналистики. Люди хотят знать все: с кем ты спишь, как ты это делаешь, что ты ешь, где и как ты живешь. Но это неважно! Мне неинтересно, кто и чем занимается. Сейчас, кажется, будто все обязаны выносить на публику подробности, чтобы лучше продавать себя, быть интересным для людей. Но то, что я делаю у себя и в своей  спальне - это мое дело.

 

- В киноиндустрии или даже журналистике мы часто должны заниматься не только работой, но и подобным продвижением. Вы воспринимаете это как часть работы?

 

- Вообще, это дешево, когда вы пытаетесь продать себя. У меня тоже есть Инстаграм, и я публикую какие-то фото. Только те, что я хочу. А остальное всё при мне. Но это всегда такая «крутая» и успешная версия жизни. Никто не выкладывает фото, где человеку плохо, в депрессии, грусти, предан и так далее. Обычно это красивая картинка, солнышко, улыбочки и вкусная еда. Версия мечты. Но это ложь. Жизнь другая. У всех у нас есть другая сторона жизни, грусть, боль, внутренние демоны. Но мы все притворяемся, что все отлично и продолжаем жить.

 

- Как Вы думаете, соцсети как-то меняют киноиндустрию?

 

- Соцсети меняют «форму» этой индустрии. Но опять же, настоящий хороший фильм, который несет в себе глубокий смысл, не имеет ничего общего с соцсетями. Он должен быть очень личным, глубоким. Если тебе есть что сказать, рассказать, получится хорошая история. И это никаким образом не имеет ничего общего с публичностью. А соцсети - сегодня они есть, а через 10 лет будет что-то другое.

 

- Есть ли у Вас всё ещё мечта сыграть какую-то особенную роль?

 

-  У меня нет профессиональной мечты. У меня другие интересы.

 

- О чём Ваши мечты?

 

- Для меня важнее путешествия, воспитание детей, отношения. Не профессия. В этом я и так разбалован, доволен и счастлив. У меня всё это. Я не мечтаю о том, чтобы иметь еще больше и больше. Когда у тебя есть дети, твой фокус меняется.

 

- В юности Вас раздражало, что Вас, в первую очередь, воспринимали, как сына хорошего актера. Было забавно открыть страницу в Википедии о Вас и увидеть на второй строчке -«сын актера Жан-Пьера Касселя».

 

- Я очень любил своего отца, он многому меня научил. Но да, в юности это вызывало какие-то эмоции. Но я думаю, это дало мне сделать себя. Сейчас у меня есть дети – девочки . И вместо того чтобы выставлять их напоказ, я держу их пока в тени. И покажу их миру, только тогда, когда они будут готовы. Я воспитываю их как бойцов, готовых отразить любой удар.

 

- Ваши дети осознают, что их отец очень знаменит. Как они относятся к этому?

 

- Мне кажется, им без разницы. Селебрити, звезда - это все чушь. Это то, что я им говорю. Быть знаменитым - это не важно. Самое главное - быть настоящим, быть собой, иметь что сказать. А все остальное это просто как поп-корн и бургеры.

 

- Как взращивать себя? Где взять эту духовную пищу?

 

- Если честно, я не знаю. Мне кажется, это как стержень, который достается тебе от любви родителей. Я правда не знаю, просто стараюсь делать то, что в моих силах.

 

- Какие-то другие пути: книги, учеба, йога?

 

- Ну да, кто-то много читает и занимается йогой, но по сей день остается просто тупицей. Так что, я думаю, дело в чем-то другом. но в чем, я не знаю. Может быть в любви, ощущении себя любимым, свободе быть самим собой. И дело не в культуре. Знаете, есть люди, которые вообще ни о чем в этой жизни не знают, но они глубже, чем люди, потратившие всю жизнь на образование.

 

- Один российский режиссёр, с которым я работала, сказал мне, что по его предположению, люди, ищущие себя в сфере кино, телевидения, музыки, возможно, раненые, те, кто не чувствовал себя достаточно любимым. И помогает ли и это?

 

- Я думаю, люди которые работают в киноиндустрии, в журналистике, на ТВ, это люди нарциссы. Эти люди наслаждаются вниманием и любовью, исходящей даже от чужих людей. Хотя это забавно на самом деле, ведь в жизни ты бы не стал каждого обнимать и интересоваться его делами. Но чем больше ты это делаешь, ты понимаешь, что это неважно. Люди хотят знать, сколько лайков под их фото. Но знаете что? Это вообще ничего не значит. Но мы хотим чувствовать себя нужными, интересными кому-то. Но когда я ловлю себя на мысли, что проверяю количество лайков или просмотров, я чувствую себя так глупо! Почему я вообще думаю об этом? Это неважно.

 

- Благодарю за Ваше время. Приятно было поговорить с Вами!

- Thank you! Спасибо!

Телеканал Хабар 24