352.90 417.80 5.31
+7 (7172) 757 485 24kz@khabar.kz
РУС

Астана – великое свершение народа

  • 1438

«Казахстанская правда» предлагает вниманию читателей интервью Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева. В нем Елбасы рассказывает журналисту Сауытбеку Абдрахманову о зарождении, становлении и развитии Астаны, 20-летие которой наша страна отметит в ближайшие дни.

– Нурсултан Абишевич, на днях я с группой депутатов Мажилиса был на приеме у посла Великобритании. Его резиденция находится на 30-м этаже жилого комплекса «Хайвилл», из окна которого открывается прекрасная панорама города. И когда господин посол с восхищением говорил о том, что народу, в сложнейшее время построившему такой великолепный город, все под силу, сердце наполняла гордость за свою страну. Приб­лижается юбилей нашей столицы. Самое время рассказать об уникальной истории Астаны.

Обычно идеи относительно коренных вопросов жизни страны возникают среди народа, затем на них обращает внимание власть, и по ним принимаются или не принимаются решения. А в случае с Астаной все было наоборот. Вы сами предложили эту идею, сами ее проводили, причем, не будем скрывать, когда население не совсем поддерживало, проводили волевым образом и довели до логического конца. Расскажите, как вообще родилась эта идея?

– Я с самого начала был уверен в том, что перенос столицы будет играть огромную роль в укреплении Казахстана как нового независимого государства. Почему?

Ведь, с одной стороны, столица – всего лишь административный центр государства. Какое влияние на укрепление независимости могут оказать ее перенос, передис­локация, даже строительство заново? Хотя в свое время было немало людей, думавших именно так. Почему сейчас не осталось сомневавшихся в правильности этого решения? Потому что наша независимость стала приобретать подлинно полноценный характер именно после принятия данного решения, после конкретных шагов по его реализации.

Вообще-то отчасти были правы и те, кто сомневался в моем предложении. Еще бы! В период обретения независимости в экономике набирал обороты настоящий хаос. То было время, когда сложившиеся за многие годы межреспубликанские хозяйственные связи разрывались, предприятия не могли сбывать свою продукцию, в результате чего кое-где люди не получали зарплату даже по 6 месяцев.

Казалось, люди, натерпевшиеся за 70 лет от коммунистической идеологии, теперь не приемлют никакую идеологию. Было время, когда острой проблемой стала не созидательная работа, а элементарное существование, главы семей остались без работы, а прокормить семью стало уделом женщин, пов­сюду промышлявших с большими сумками в руках. Понятно, что в ту пору, когда большим событием считалось даже возведение жилого дома, не говоря о строительстве города, неожиданно возник разговор о переносе столицы, он удивил всех.

– В чем основная причина возникновения этого разговора?

– Как я уже говорил, главный признак независимости – способность решать самому свою судьбу. Умение вести независимую политику. Иметь для этого возможнос­ти. Астана, возведенная нами в самом центре Евразии, – самостоя­тельный выбор казахстанского народа. Астана – мост, возведенный страной в будущее. Символ нового общества. Не будет преувеличением сказать, что строительство нового государства мы практически начали со строительства новой столицы.

Новое общество может создать только новая идея. А идея рождается из размышлений. Я сначала думал в целом о городе. У Шпенг­лера есть выражение: «Нации – это народы, строящие города». Один из признаков, превращающих народ в нацию, – города. Да и само слово «мәдениет» арабского происхождения – «маданият», которое означает «город».

– Да, арабы называют Медину, где покоится прах пророка, «Мадинат-ан-наби», то есть «Город пророка».

– Мы убедились в том, что после обретения Казахстаном независимости новая столица нового государства должна соответствовать новым требованиям эпохи. Активизация международных отношений, значительное расширение финансовых, производственных, коммерческих связей внутри страны и за ее пределами, а также усложнение управления страной потребовали увеличения столичных задач, повышения их качества. С этой точки зрения мы по-другому стали смот­реть на Алматы.

В первую очередь задумались о том, соответствует ли статус столицы нового государства геополитическому положению страны и высоким критериям, которые предъявляются общемировой ситуацией. Еще Макиавелли в свое время писал о целесообразности нахождения столицы страны в ее центре. С обретением независимости стала наблюдаться возможность порождения многих проблем, связанных с расположением Алматы на окраине страны, вдали от других регионов нашей бескрайней родины.

Как встряхнуть людей, которые не испытывают никакого желания встряхиваться? Как прочистить мозги, забитые нескончаемой вереницей съездов и цитатами великих и невеликих классиков марксизма-ленинизма? Как мобилизовать старорежимную правящую элиту, продолжающую вязнуть в старых путах, в которых едва билось сердце государства – Алматы?

Я помню это потрясающее время начала перемен – «парламентские» 1991 и 1992 годы. Упаси боже, если кто думает, что я против парламентаризма. Я просто за конструктивизм и полное осознание, что время не терпит пустоты. А политической и реформаторской «пустоты» тогда было сколько угодно – ни один жизненно важный закон не проходит. Все вязнет и буквально утопает в сплошном потоке отвлеченных философских рассуждений в процессе парламентских обсуждений законов.

Я уставал. И уставал сильно. Но не от конструктивной деловитости и гор принятых и принимаемых законов, а от полного отсутствия всего этого. В такие минуты, когда очередной закон, который нужно было принимать сегодня, потому что завтра он никому уже не будет нужен, наталкивался на поток никому не нужных комментариев и реки словоблудия, хотелось окунуться в море чистой воды и выйти оттуда со свежими мыслями и новым настроем.

Ясное осознание необходимости кардинальных перемен во всем, абсолютно во всем, все больше и больше овладевало мною. Я искал выход из создавшейся ситуации, из создавшегося тупика.

Можно было, пересиливая всех, двигать страну и избавляться от язв прошлого.

Можно было напрячься и делать рывки за рывками – избавляясь от консерватизма и закостенелости тех, которые, по идее, должны были двигать тебя самого. Так могло продолжаться некоторое время, но так не могло продолжаться всегда. Нужно было некое экстраординарное решение, которое помогло бы встряхнуть людей и «проветрить», в буквальном смысле, их мозги.

Так мало-помалу я приходил к мысли о необходимости переноса столицы.

Нурсултан НАЗАРБАЕВ, 

«В сердце Евразии», Алматы, 2011. Стр. 40-41.

Вдобавок к сложным геополитическим причинам любому человеку было известно, что город стоит в котловине, из-за чего с каждым годом воздух сильно загрязняется, строительство уперлось в горы, и не осталось территории для дальнейшего расширения. Час­тые туманы в районе аэропорта могли сделать рискованными официальные визиты руководителей зарубежных стран. За эти годы мы стали свидетелями, насколько вырос Алматы, и без нерешенности его экологических проблем трудно представить его дальнейшее состояние, если бы он продолжал оставаться в статусе столицы.

Конечно, бесспорна красота и самого города, и его природы. Но нельзя же только сидеть, любуясь его зеленым нарядом, современными архитектурными шедеврами, величественной панорамой Алатау. Надо строить государство. Надо стать современной страной. Надо мобилизовать народ на решение единой задачи. Надо развивать экономику. Много и других «надо».

На пороге независимости нам предстояло решить три задачи. Во-первых, построить независимое государство. Во-вторых, перейти из плановой экономики в рыночную экономику. В-третьих, осуществить переход от тоталитаризма к демократии. Решение каждой из них требует огромных усилий. Мало того, в ту пору много стало желающих поиспытать на прочность нашу молодую независимость. Поэтому надо было сделать конкретные шаги по укреплению независимости.

Эта идея окончательно овладела мной. И анализируя конкретное положение страны и размышляя, как нам надо строить государство, я часто возвращался к этой мысли. Решение далось нелегко. Перенес­ти столицу, значит, оставлять Алматы. Легко ли пойти на это, оставлять такой город?! Это же колыбель нашей независимости. Да и лично для меня он очень дорог, отсюда до моего родного аула рукой подать.

Когда я почти 20 лет работал в Сарыарке, сколько раз мне снился этот милый город! В нем появились на свет мои первые внуки! В этих мыслях проходили дни и ночи. Волнуешься, не зная, чем все обернется. Это теперь можно говорить об этих мучительных размышлениях. В целом – дело очень непрос­тое. Человек даже при смене квартиры долго думает. При переезде в другой город вообще теряет покой и сон. Хорошо, если все обернется удачно, а если нет, то, как говорят англичане, это уже твои проблемы. А здесь вопрос упирается в решение, которое должно определить судьбу целой страны, которая еще стоит на заре своего суверенитета, на пороге независимости, у которой впереди еще много туманного. Как тут не мучиться?

Была еще одна причина, по которой Алматы не мог оставаться столицей нового государства. В городе, за многие годы сформировавшемся как столица советской социалистической республики, как бы то ни было, всегда чувствовался холодок жесткой политики того времени. Не говоря о другом, само нахождение Президентского Аппарата, Канцелярии Правительства в бывшем здании ЦК Компартии с психологической точки зрения вызывало какое-то необычное чувство. Алматы не смог осилить новый геополитический груз, взваленный на него.

Английский автор Джонатан Айт­кен, написавший обо мне книгу, кроме территориальных и экологических недостатков Алматы, называет и другие, не особо разглашаемые проблемы. По Айткену, Алматы по своему стилю и содержанию был городом советского строя, многие казахи чувствовали себя в нем неуютно. Тем не менее решиться на перевод столицы из Алматы было настоящим риском.

– Когда окончательно решились на перенос столицы из ­Алматы?

– Для оценки городов, особенно городов-кандидатов на столицу, существуют 32 критерия, принятых во всем мире. В начале 1994 года созданная мной специальная комиссия, рассматривая социально-экономические показатели, многие положения, такие как климат, рельеф местности, сейс­мическое состояние, окружающая среда, инженерная и транспортная инфраструктура, коммуникации, строительный комплекс, трудовые ресурсы, пришла к выводу, что у Акмолы преимуществ больше, чем у других городов.

– Это какие преимущества?

– Главное преимущество – Акмола находится в местности, которую можно считать центром страны, расположена недалеко от крупных хозяйственных регионов, определяющих развитие экономики государства. Еще одно преимущество – это узловое пересечение многих дорог. Среди преимуществ можно назвать компактность городского объема, ограниченность населения, то есть наличие многих возможностей и для строительства, и, соответственно, для демо­графического роста. Даже в самом центре города около 30 гектаров территории застроено одноэтажными старыми домами. В будущем все эти дома можно было снести и вести новое строительство.

– То, что Акмола, бывший Целиноград, в свое время не развивался должными темпами, получается, в конечном итоге обернулось преимуществом?

– С одной стороны, можно сказать и так. Еще одна особенность Акмолы, что было мне по душе, – ее расположение на берегу Есиля. Река придает городу своеобразную красоту. Мы убедились, что в плане питьевой воды, технической воды особых трудностей не будет. В городе хорошо была развита транспортная инфраструктура. А воздух Сарыарки! С экологичес­кой точки зрения преимущества Акмолы были бесспорными.

Еще один положительный момент города – строительство здесь обходилось в 2 раза дешевле, чем в Алматы. Обсуждая все это, делая всесторонние расчеты, мы в конце концов определили местом будущей столицы Акмолу. Посчитали уместным сначала озвучить эту идею устами интеллигенции, изучая таким образом общественное мнение.

– Данную проблему первой подняла газета «Қазақ әдебиеті», опубликовав открытое письмо группы писателей. Тогда я работал первым заместителем заведующего отделом Аппарата Президента. Вопрос, поднятый газетой, показался мне до того неожиданным, что я, воспользовавшись служебным положением, вызвал к себе в кабинет главного редактора Оралхана Бокея и по-своему сделал ему замечание о том, что «такой вопрос, имеющий отношение к судьбе государства, сначала надо обсудить и согласовывать». Оказывается, это сделано по Вашей подсказке... Даже мы, работая в аппарате, не были в курсе этого разговора.

– Да, Оралхан как-то был включен в состав делегации в одной из моих зарубежных поездок. Вскоре после вылета из Алматы, подлетая к Акмоле, я вызвал его и открыто сказал: «Посмотри, какая громадная земля. Самый центр страны. Со временем столицу переведем сюда». Затем поручил опубликовать в газете мнение писателей, чтобы постепенно формировать общественное мнение. Так оно и было сделано.

Есть высказывание Шарля де Голля: «Высшая власть делает человека одиноким и печальным». Когда обдумывал вопрос переноса столицы, я часто вспоминал эти слова. Одиночество лидера надо понимать. Он окружен советниками, помощниками, министрами, которые предлагают свои мнения, предложения. Но решение принимает только он. И он отвечает за результат этого решения, и никто другой. Так бывает при любых крупных решениях.

Вначале мою идею не поддержали даже люди из моего окружения. В конце 1993 года с целью зондирования мнения населения в одном из публичных выступлений я как бы между делом сказал, что, видимо, будет необходимость перенести столицу из Алматы. Казалось бы, люди должны были сразу отреагировать, ведь это же почти сенсационное заявление. Но в зале никто даже особого значения не придал этим словам. Восприняли, будто я что-то напутал в тексте. Я был удивлен.

6 июля 1994 года, выступая перед депутатами, я сказал, что при финансировании переноса столицы невосполнимыми будут в основном конкретные затраты на переезд, а все остальные средства станут инвестицией в будущее. Если думать с позиций будущих интересов государства, то перенос столицы в центр страны – решение, которое оправдает себя с любой стороны, отметил я. В ходе дискуссии становилось ясным, что ряд депутатов не склонен поддерживать мое предложение. Одни говорили, что в пору нынешнего экономического кризиса, когда людям даже зарплату не удается выплачивать вовремя, нет никакой возможности менять столицу. По мнению других, идея в целом правильная, но ее реализацию надо отодвинуть на более поздний срок. Были и такие, кто открыто выступал против.

Когда обсуждение подходило к концу, Абиш (председатель Верховного Совета Абиш Кекильбаев – С. А.) бросил реплику, которая уместно и красиво разрядила обстановку. «Предложение о переносе столицы в Акмолу Президент внес в июле, – сказал он. – Давайте поддержим Нурсултана Абишевича, примем его предложение. Это же произойдет не завтра. Пусть это будет нашим подарком ко дню рож­дения Елбасы». Тут же предложение поставили на голосование, и оно было успешно проведено. Хотя предложение было поддержано с минимальным перевесом голосов. Возможно, некоторые депутаты, голосовавшие «за», просто подумали: «Не будем портить настроение Президенту в день рождения. Ведь все равно неизвестно, будет ли это осуществлено или нет».

– Итак, решение было принято. Как началась работа?

– Начинать такую работу нелегко. В любую эпоху, в любой стране перенос столицы является особым событием, историческим рубежом в жизни любого государства. В общей сложности в мире столицы переносились более 140 раз. Причины разные. В Бразилии, например, это произошло с целью развития отдаленных территорий страны, открытия новых экономических зон. В России и Китае – в целях избавления от внешней военной угрозы. В Поднебесной империи столица переносилась шесть раз. И не всегда шаги по передислокации столицы получали всеобщую поддержку.

Мой друг Хуан Карлос I рассказывал, что в свое время при переносе королем Филиппом II столицы из Толедо в Мадрид разгорелся настоящий скандал. Когда Джордж Вашингтон построил новую столицу в безлюдной степи, он тоже стал объектом беспощадной критики. Мне тоже пришлось слышать немало критики в свой адрес. В одной газете даже опубликовали статью под заголовком «Персональная столица Президента Назарбаева». В ней писали, что никакой стратегический план не оправдает отвлечение огромных финансовых средств от выплаты заработной платы, пенсий, от решения других проблем. В народе буквально бушевали разговоры о том, что в Акмоле будто целое лето дует суховей, зимой город остается под снегом, а сам он стоит на болоте, нет там и толковой питьевой воды и так далее.

Конечно, нельзя сказать, что здесь прекрасный климат. Да, бывают степные бураны. Помнится, один раз аэропорт был закрыт на целые сутки, даже вертолет не мог­ли посадить, и мне приходилось добираться из Кокшетау на поезде. Но разве бывают на родине плохие места? Все это – наша Отчизна, природа нашей Родины, климат нашей Родины. Не зря ведь говорят, что и дым отечества сладок. А в Сарыарке природа имеет свою особую красоту. С одной стороны Кургальджино, с другой – Бурабай, с третьей – Ерейментау, далее – Каркаралы, Баянаул.

К сожалению, в ту пору находились и такие журналисты, которые о нашей работе по подготовке меж­дународной презентации города употребляли выражения типа «Пир во время чумы». Газеты и телеканалы «от души» писали и показывали сюжеты про акмолинских комаров. Но ни на один подобный материал я не стал, как говорится, тратить нервы. Да и времени для этого не было. Есть высказывание философа: «Если ты выбрал цель, идешь к ней, а по пути на тебя лают собаки, и ты будешь бросать палку в каждую из них, никогда не дойдешь до цели». Я это помнил и шел к цели, несмотря ни на что.

Самым лучшим ответом было осушение городского грунта, избавление от комаров. Мы быстро решили эти проблемы. Полностью были уничтожены камышовые заросли по берегам Есиля, свободные участки внутри города засеяны травами, где требовалось – положен асфальт. Так, досужие разговоры постепенно сошли на нет.

Были разговоры и другого плана. Так, по утверждению некоторых, один ясновидец якобы сказал Назарбаеву, что в 1997 году в Алматы произойдет сокрушительное землетрясение, город превратится в руины, поэтому Президент срочно приступил к переносу столицы.

Словом, я еще глубже осознал, что путем переноса столицы я рисковал своим политическим будущим. Но мы приступили к делу. В Акмолу ездил часто, чуть ли не каждый месяц. В большинстве случаев из аэропорта прямиком отправлялся на строительные объекты.

– Конечно, какое это колоссальное дело – сделать столицу из Акмолы, провинциального города, зимой заносимого снегом, летом не знающего отбоя от кровососущих насекомых, осенью страдающего от непролазной грязи, весной – от выбоин и ям на дорогах.

– Самым трудным делом было найти источник финансирования для строительства новой столицы. Будут деньги – пойдет и работа. Пришлось использовать весь свой авторитет. Путем создания Акмолинской свободной экономической зоны собрали определенную сумму. Подключили и материальные резервы, оставшиеся от Советского Союза. Эти резервы были немалые, они состояли из сплавов металлов и железа, строительных материалов. Из них оставили лишь необходимую для Казахстана часть, остальную продали и вырученные 20 миллионов долларов вложили в фонд столицы. И вообще мы старались строить столицу, не делая нагрузку на бюджет. Строго следили за тем, чтобы учитывался каждый тенге, чтобы не было лишних расходов.

Главным источником финансирования строительства в Акмоле были инвестиции. Мы добились получения от иностранных инвес­торов беспроцентных кредитов сроком на 10 лет. Кроме того, многие объекты построены на гранты и безкомпенсационные инвестиции. Так, Акорда была возведена на грант Фонда развития Абу-Даби в 22 миллиона долларов. Мечеть «Нур-Астана» – за счет гранта государства Катар в 15 миллионов долларов. Центр «Астана-Тауэр» стоимостью 33 миллиона долларов профинансировала Турция. Нынешнее здание Министерства сельского хозяйства построено на грант Кувейта, Салтанат Сарайы – подарок эмира Омана, спортивный комплекс «Алатау» – грант инвесторов нефтяной отрасли и так далее. Таких зданий немало. Потоком пошли гранты, кредиты Саудовской Аравии, Объединенных Арабских Эмиратов, Италии, Японии, других стран. Многие из этих средств были даны в качестве дара стране, Президенту страны.

Славный пример показали и наши граждане. По приезде сюда я собрал акмолинских бизнесменов и повел с ними открытый разговор, сказал, что они строят хорошо, поп­росил, чтобы оказали помощь, сделали подарок городу. Аскару Мамину сделал предложение вернуть государству купленную им до этого гостиницу «Москва». Он оказался молодцом, вернул без слов. Позднее в этом здании мы разместили Министерство иност­ранных дел. Так поступили и другие бизнесмены. Отдали свои коттеджи с десяток владельцев, куда вселяли чиновников, представителей интеллигенции.

Другого выхода просто не было. В городе совсем мало было хороших зданий. Практически отсутствовали объекты развлекательного назначения.

– К этому времени город уже назывался Астана?

– Когда до презентации оставалось мало времени, я подписал Указ о переименовании города в Астану. Здесь дело заключалось, как некоторые думают, не в том, чтобы избавиться от названия Акмола. О том, что по-русски оно означает «белая могила», когда-то Хрущеву объяснили наши подлизы. Слово «ақ» в казахском языке – синоним чистоты, честности. Даже пословица гласит: «Аққа құдай жақ» («Бог на стороне честного человека»). Есть выражения «ақ бесік», «ақ тілек». Было бы смешно, если бы перевести их как «белая колыбель», «белое пожелание». Что касается слова «мола» («могила»), то также известно, как мусульмане почитают место захоронения человека. Но вопрос заключался в другом. Мы хотели, чтобы и суть, и название новой столицы были новыми. Через это хотели дать понять, что мы не только меняем столицу, а строим ее заново, и вообще, приступили к строительству нового государства.

Довольно долго мы думали над новым названием столицы. И вот однажды, часа в два ночи сознание пронзило слово «Астана». Оно сразу пришлось по душе. Почему бы нет? Слово приятно на слух. Лаконично. Даже мелодично. На всех языках звучит складно. Да и пишется без искажения. И содержание четкое, ясное. Астана! Что мне сразу понравилось – само слово всегда напоминает о государственнос­ти. Стоит сказать Астана, тут же приходит мысль о стране, нации, народе, государстве. Разве понятие «астана» не является общим для всех них? Это же замечательно, что название города напоминает о государственности! Сейчас к этому названию привыкли и слух, и глаз, Астана успела влиться в ряды названий, твердо укрепившихся в мировой геополитике. Теперь уже общеизвестно, что Астана в переводе с казахского означает «столица».

– Мы хорошо знаем, сколько проблем возникало за это время, сколько сил и энергии пришлось Вам потратить для их решения. Известно, какой критике подвергали Вас Ваши оппоненты. Поражают и такие рассуждения, как «А ведь Астану построил же не Назарбаев, а строители». Если так рассуждать, то получается, что и Санкт-Петербург построил не Петр Первый, ведь и тот город возвели строители.

– Город строит государство, идею воплощают в жизнь строители, к этому делу подключаются заводы, архитекторы... Но для претворения всего этого в жизнь один человек – руководитель страны – должен взять на себя всю ответственность и проявлять целеустремленность и упорство в достижении задуманного.

Когда решился на перенос столицы, я четко сознавал, на какой риск иду. Ясно понимал, что принимая такое решение, ставлю на кон весь свой авторитет, накопленный всей своей жизнью. Если бы осуществление этой идеи не получилось, как хотелось, то суть всей жизни, бесспорно, оценивалась бы по-другому. Судьбой страны нельзя экспериментировать. Все приходится отмерить не 7, а 77 раз, и затем один раз отрезать. Я рискнул сделать этот шаг.

Теперь вернемся к началу нашего разговора. Ты сказал, что решение по столице я заставил принять волевым путем. Да, перенос столицы из Алматы в Акмолу я не выносил на референдум, да и в Парламент внес предложение внезапно и без многократного обсуждения и широкой дискуссии поставил на голосование. Причем в этом деле я, предварительно обдумав, пошел и на некоторую хитрость. То есть Парламенту предложил лишь саму идею переноса столицы, а срок ее реализации специально не конкретизировал. Позднее, давая интервью для прессы, даже разъяс­нял так, что в решении о переносе столицы срок не указан, перед Правительством лишь поставлена задача подготовить необходимые документы, что вопрос о сроках будет решен после, это дело будущего. А на самом деле мы после получения поддержки Парламента сразу приступили к делу. И все было так. Конечно, этот вопрос можно было поставить на повестку дня через несколько лет. Но это было бы ошибкой, мы бы упустили время. Упустили бы возможность.

– Мы знаем, что о строительном облике города, в каком направлении он должен развиваться, были самые разноречивые мнения. Судя по тому, что девятый микрорайон, в котором квартиры получили в основном государственные служащие, был возведен на выезде в сторону Караганды, вроде центр города намечалось расположить там?

– Мы тоже постепенно набирали опыт. Убедились, что современная строительная технология позволяет осваивать левый берег, который считался болотистым местом, на котором можно строить максимум коттеджи, но никак не крупные объекты. Поэтому стали свидетелями того, что объявленный конкурс на планирование Астаны вызвал огромный интерес у мировых центров градостроительства. Ведь для архитектора планировать новый город в открытой степи – прекрасная возможность для полета фантазии, для раскрытия вдохновения.

На конкурс поступило свыше 50 проектов из Японии, США, Австралии, Италии, Франции, Германии, России, Финляндии, Кореи, Болгарии, других стран. Из них 27 проектов были отобраны для рассмотрения на конкурсе. По его итогам победил проект выдающегося архитектора современности Кисё Курокавы. По идее знаменитого концептуалиста Курокавы город должен был развиваться в основном на левом берегу. Конечно, тот проект был всего лишь идеей. Жизнь внесла немало коррективов. Мы тоже подчинились требованиям жизни и приступили к делу.

– Кисё Курокава говорил, что философскую идею архитектуры Астаны определил Президент Назарбаев. Что это за идея?

– Сама новая столица и есть моя идея, чего скрывать. Он это имел в виду. Я просто поставил условие архитекторам, чтобы город не превратился в мегаполис, простирающийся в разные стороны. Курокава взял за руководство это условие и предложил оригинальный проект под названием «Принцип жизни». Таким образом выиграл конкурс. Я желал, чтобы город был не неодушевленным объектом, а сформировался как живой организм, чтобы он в любой миг мог быть связан с человеком, с окружающей средой.

Астана показала, что мы можем решить практически любые задачи, достигать, казалось бы, самых фантастических целей.

Действительно, кто в середине 1990-х годов мог поверить, что посреди степи вырастут небоскребы и будет построен современный город. Однако нам это оказалось по плечу.

Сегодня Астана – это материализованная проекция казахстанского национального духа.

Мы перестали оглядываться на неудачи, терзать себя мыслью о том, как много трудностей предстоит преодолеть.

Астана показала, что для успеха нам нужно лишь четко видеть цель и каждый день работать во имя ее достижения. И это, возможно, самый важный урок, который мы твердо усвоили благодаря Астане. Мы поняли, что по праву можем быть в одном ряду с великими народами мира.

И мы, проведя глубокие и системные реформы, приступили к созданию нового, инновационного, конкурентноспособного Казахстана.

Астана заложила и начало новой традиции Казахстана – традиции строить и побеждать!

Нурсултан НАЗАРБАЕВ.

Из выступления на торжественном собрании по случаю 10-летия столицы Казахстана. 

5 июля 2008 года.

Когда мы ездили в Бразилию, мне не очень понравился модернистский стиль столицы страны Бразилиа, которую проектировал Оскар Нимейер. Оказывается, любой город устаревает, если он строится однообразно. Следовательно, в Астане должны параллельно развиваться и классическая архитектура, и архитектурные творения в стиле модерн. По возможности мы так и делаем. Если Акорда, театр «Астана Опера», здания минис­терств иностранных дел, обороны, жилой комплекс «Триумф Астаны» построены в классическом стиле, то такие объекты, как «Астана-Тау­эр», «Хан шатыр», «Астана-Арена», жилой комплекс «Северное сияние» – образцы архитектуры третьего тысячелетия.

Самое главное – городская инфра­структура формируется по-современному. Когда в 2010 году в Астане проводили Саммит ОБСЕ, город показал, что за небольшой срок взял курс на совершенство. Нелегко было принимать делегации 55 стран, оказывать услуги тысячам людей, решать сложные проблемы сервиса, логистики, безопасности. Все это сложно даже столицам с многовековой историей, со сложившимися традициями. Елорда успешно выдержала этот экзамен.

– На должной высоте Астана оказалась при проведении зимних Азиатских игр и Международной специализированной выставки «ЭКСПО-2017».

– Если бы мы не построили такой город, как Астана, то вряд ли смогли бы тягаться со многими сильными странами Европы и вырвать у них право провести меж­дународную выставку «ЭКСПО» у себя. Государства, проголосовавшие за кандидатуру Астаны, а это 161 страна, увидев построенный нами прекрасный город в такое непростое время, удивились, прониклись симпатией и уважением, оценили это по достоинству. За более чем полтора века ЭКСПО проходили в основном в странах с огромным экономическим потенциалом. Благодаря Астане теперь в их число вошла и наша страна.

Я верил, что ЭКСПО-2017 станет еще одной золотой страницей нашей истории. Так и получилось. 80 стран участвовали и представили свои экспонаты по новой энергии. Это кладезь знаний для нас. Миллионы и миллионы людей посетили выставку. Это был праздник для всех на все 90 дней – все лето. Весь мир еще раз узнал Казахстан, Астану. Когда, где такое могло быть в этой степи? Это случилось благодаря Астане. Это случилось, потому что мир верит нам за нашу мирную политику. За наше единство. За то, что мы смогли за фантастически короткое время построить новый Казахстан, новую Астану, его столицу.

Город более чем достойно провел выставку. Астана справилась с этой поистине грандиозной задачей. Был построен уникальный выставочный центр, удививший всех и размахом, и архитектурным решением. Мы за сравнительно короткий период возвели новые гостиницы, новый международный аэропорт, новый железнодорожный вокзал. ЭКСПО-2017 была признана одной из лучших за все время проведения международных специализированных выставок.

– Недавно состоялся замечательный концерт, посвященный 20-летию Казахского национального университета искусств...

– По завершении того концерта я сказал, что в мире много разных университетов, но Университет искусств есть только у нас, в Астане. Новая столица стала местом притяжения творческой интеллигенции всей страны. Сегодня Астана является ярким выражением подъема национального духа. И ее роль в духовной модернизации нации будет все возрастать. Потому что Астана – блестящий пример национального успеха. Успешное строительство новой столицы вооду­шевило казахстанцев, вселило уверенность, окрылило нас.

Кстати, это торжество проходило в концертном зале «Казахстан», построенном по замыслу итальянского архитектора Манфреди Николетти. Он спроектировал его как раскрывающийся тюльпан в степи. Наверное, не случайно известный писатель Пауло Коэльо назвал наш город цветком в степи, который будет восхищать вечных кочевников и напоминать о развитии и прогрессе.

– Нурсултан Абишевич, не говоря о каждом здании города, в каждом посаженном деревце есть частица Вашей души, отпечаток беспокойных дней и бессонных ночей. Вы даже посвятили поэтические строки Астане, ставшей Вашей мечтой, смыслом Вашей жизни. Приближающееся двадцатилетие города мы воспринимаем как своеобразный исторический рубеж. В связи с этим как бы Вы в преддверии замечательного юбилея главного города государства подытожили свои мысли об Астане?

– Астана построена как город, соответствующий современным стандартам. Именно поэтому он сумел превратиться в один из крупных центров международного сотрудничества в Евразии. Темпы развития Елорды с любой точки зрения радуют глаз, вызывают удовлетворение, даже восхищение. Возьмем, к примеру, только один аспект. За 20 лет в городе построены миллионы и миллио­ны квадратных метров жилья. Это значит – тысячи и тысячи семей получили квартиры. Еще какие квартиры! Переехавшие из Алматы в Астану утверждают, что там никогда не удалось бы жить в таких квартирах. Город занимает особое место и в подъеме патрио­тического духа наших граждан. Астана стала локомотивом развития всей страны.

Областные центры хорошеют, равняясь на Елорду. Под влиянием Астаны происходит обновление страны, развитие человеческих ресурсов. Многие приехали в этот город, нашли работу по душе, получили образование, освоили новые специальности, успешно завели свое дело. Астана дала второе дыхание народу, всколыхнула его, вдохновила на новые свершения. Сама Астана, каждое построенное в ней здание являются достоянием всего народа.

Самое главное, я благодарен народу за то, что он с самого начала поддержал этот проект, за эти годы вдохновлял меня своим единством, национальной сплоченностью, ответственностью за государство. Я бесконечно благодарен всем своим товарищам и коллегам за то, что они не просто поддержали меня, но и были всегда рядом, с чистой душой относились к весьма серьезному делу, вместе со мной строили Астану.

Когда вспоминаю, что этот вопрос был поднят в трудное для судьбы страны время, чувство благодарности усиливается в разы. Нет, народ не сказал: «В сложнейшую пору выживания о какой новой столице может идти речь? Неужели больше заняться нечем?» Народ поверил мне. Дал волю, полную свободу действий. В одной из предыдущих бесед с тобой я приводил поговорку, которая гласит: «Джигиту легко совершить и угодное людям дело, и подвиг, если за ним стоит достойный народ». Но нелишним будет это повторить.

Что бы я ни делал, я делал, опираясь на мой достойный народ. Наш народ сразу понял, какое значение данная инициатива имеет для будущей судьбы страны. И стар и млад, как один, поддержали наше начинание, двигались в составе этого великого кочевья. Подвергаясь сильным ветрам Сарыарки, жгучим лучам сте пного солнца, замерзая в зимнюю стужу, летом промокая под дождями, люди самоотверженно трудились, возводя здание государственнос­ти, выкладывали ее кирпичи, месили раствор, строили стены, крыли крышу...

В результате такого всенародного трудового подвига сегодня мы имеем удивительный город, который называется Астана, известный ближнему и дальнему зарубежью, одинаково ценимый и Западом, и Востоком, который превратился в сердце Родины, в опору независимости, благодаря которому мы заняли достойное место в цивилизованном мире. Поставили перед собой амбициозную цель войти в когорту 30 самых развитых стран мира.

Я верю, что и эта цель будет дос­тигнута в намеченный срок. Казах­станцы, за несколько лет воздвигшие такой сказочный город, как Астана, и совершившие настоящий подвиг, способны на это. Сохраняя независимость, единство страны, мы поднимемся на еще большие высоты. Астана в свои 20 лет абсолютно зрелый город. Город, в котором есть все, что положено быть в столице. Теперь этот зрелый, но молодой батыр сам будет совершать свои успешные шаги в будущее.

Астана – гордость государства, великое свершение народа, воп­лощение многовековой мечты предков.

Я начал это дело, народ поверил и последовал за мной. Так было и при строительстве государства, и при строительстве Астаны. Разве может быть большее счастье?

– Ваше счастье – это и наше счастье. Разрешите поздравить Вас и всех нас с замечательным юбилеем прекрасной столицы. Пусть успех всегда сопутствует нашему народу!

Loading...
Телеканал Хабар 24